Китано

Мысли и мнения буддиста среди баптистов

Преподобный отец Антонио Эрнандес, основатель Независимого Ордена Американских Буддистских Священников.

Затоiчи, слепой мастер владения мечом: история, непонимание и факты

"У Затоiчи душа монаха, но мастерство самурая". На протяжении периода между 1962 и 1989-м годами Затоiчи (Слепой Ичи) — слепой массажист и мастер владения мечом, прорубал себе дорогу с японского кино экрана к сердцам японских зрителей и стал символом и отражением духа своего времени.

Этот герой — одновременно мастер боевых искусств, детектив, якудза, клоун, при этом довольно жалкий человек (не будем забывать, что он слепой) — является одним из самых популярных вымышленных персонажей истории. Но этого мы, на Западе, не знаем, хотя у героя здесь есть масса поклонников. Фильмы о нем породили римейка: в 1990 и 2003 годах, и даже Ал Пачино (а также многие другие) многое заимствовал у этого героя в картине "Запах женщины" 1992 года. Именно этим и замечателен Затоiчи — его копировали, имитировали, переделывали, и ничего больше.

Катсу Синтаро, известный на западе как Синтаро Катсу — удивительно талантливый актер, вдохнувший в Затоiчи душу. Катсу был великим мастером развлечения публики. Он был профессионалом фехтования, певцом и музыкантом (это он изобрел рэп в середине 60-х), композитором, писателем, режиссером, и продюсером. Он был мастером на все руки. И делал он все это с щегольством и рисовкой, которые еще надо поискать. Он всегда в центре сцены. Ему было около 25-ти лет, когда он создал образ героя в оригинальной версии картины, называвшейся "Затоiчи моногатари" ("История Затоiчи" или "Легенда Затоiчи"). Хотя мы точно этого не знаем, в целом считается, что Затоiчи был создан Каном Симодзавой — потрясающе одаренным писателем/продюсером/ режиссером, который всю свою жизнь находился в тени Акиры Куросавы.

Но Куросаве не удалось затмить Катсу. Главная роль в сценарии одного из его фильмов — потрясающего и награжденного Оскаром "Кагемуши" ("Тень воина") была специально написана для Катсу.

К сожалению, Катсу никогда эту роль не исполнил, а Куросава никакой другой ему не дал. Но это не имело никакого значения. В те годы, когда Куросава был неизвестным, его "подпольные" годы, его лучшие годы: А Затоiчи всегда и в любых ситуациях был так сказать на коне, он всегда был популярным. Без всякого сомнения, его герой вдохновлял и веселил три поколения японцев. Через некоторое время после премьеры на западе прослышали о его картинах, но их популярность продолжала оставаться исключительно культовой до появления глобальной кино технологии. Даже сейчас в 2004 году в западном понимании Затоiчи и его Синтаро Катсу существуют недопонимания и ошибки, которые касаются, как начального периода, так и конца карьеры актера. Думают, что Затоiчи не слепой, а наполовину, бездельник и бродяга, хладнокровный и лишенный эмоций самурай, убийца-психопат, якудза, непобедимый мастер меча, человек, который знает только искусство фехтования. Конечно же он слепой. Он часто об этом говорит, люди его об этом спрашивают, он натыкается на предметы и падает, когда рядом нет никого, кто мог бы ему помочь. Дело закрыто. Он далеко не бродяга, ему отлично подходит определение, что он человек, который перебивается случайными заработками. На самом деле он массажист с большим опытом и специалист по иглоукалыванию. Он прекрасно зарабатывает этим ремеслом, а также игрой в кости — короче говоря, он странствующий ремесленник периода ренессанса. Он настолько эмоционален, что его лицо искажается от муки и страдания даже тогда, когда он убивает самых настоящих психопатов, которые напрашивались на то, чтобы их уничтожили. У него золотое сердце, и именно это хотят показать нам все картины об этом герое. Затоiчи можно победить. С технической точки зрения он проиграл целый ряд поединков, а в ряде других был серьезно ранен. Подводя итог, он пример сверхчеловека в каждом из нас.

Если говорить о его способностях в боевых искусствах, то он одинаково хорошо владеет сумо, дзюдо кендо, джу-джитсу, знает смертельные удары и прекрасно умеет просто на просто взять на испуг. Катсу создал самого уникального и любимого мастера боевых искусств всех времен и народов. И благодаря этому герою все, кто видел эти картины, начинают уважать инвалидов и калек. А это большое дело.

Затоiчи делает то, что у него лучше всего получается — он спасает людей больших и маленьких. У Затоiчи был учитель. Из-за противоречивых сюжетов разных фильмов, эта информация может сбить с толку. Оригинальная картина и два фильма, ставшие ее продолжением, которые надо воспринимать в качестве трилогии, рассказывают совершенно другую историю, чем последующие фильмы, которые рассказывают свою, несколько отличающуюся от предыдущих, историю.

Изначально Затоiчи был самоучкой. Это в глазах японцев является особым случаем, так как они верят, что самоучек "учат боги". Гораздо позднее выясняется, что Затоiчи действительно занимался с учителем. Несмотря на то, что низкотравчатый самурай-негодяй из мелкого городка научил Затоiчи всего лишь нескольким вещам, он приобретал значимость уже потому, что "обучил Затоiчи обращаться с мечом".

Сам Затоiчи на протяжении всех картин повторяет, что у него нет "формального" образования и что он усердно учился сам этому мастерству. Он даже доказывает это в следующей картине, в которой он легко убивает своего бывшего "учителя", но делает это таким образом, что в некоторой степени даже спасает свое лицо. В данном же фильме мы можем проследить некоторую невысказанную непрерывность линии повествования данной картины: Затоiчи, наконец, вернулся для того, чтобы научить кое-чему своего "учителя". В целом ответить на этот вопрос можно только громко и отрицательно. Затоiчи болтает с несколькими слишком образованными "приятелями". Затоiчи уникально владеет мечом. Его потрясающая техника владения мечом является частью системы, которую Затоiчи мастерски освоил — это "и-ай-до" — искусство мгновенной и точной операции: вынимания меча-удара-вложения меча в ножны. Захват, которым Затоiчи всегда пользуется, называется "обратным захватом и выниманием меча". Несмотря на это, Затоiчи прекрасно владеет традиционной самурайской техникой владения мечом. Такая техника владения оружием была выбрана для Затоiчи опытным и талантливым актером Катсу. Именно эта техника наиболее эффективна для такого фехтовальщика, способности которого в той или иной степени ограничены инвалидностью.

Хореография и сцены схваток с участием Катсу дают зрителю возможность увидеть самое реалистичное исполнение на экране техники "и-ай-до", обратного захвата меча. Другим и единственным фильмом в истории кино, в котором мы видим такое же мастерство исполнения и хореографии обратного захвата и вынимания меча, является картина Куросавы "Санджюро" (более поздняя картина "Едзимбо" является продолжением этой работы). Две похожие позы обратного захвата и вынимания меча в технике "и-ай-до". Во всех картинах Затоiчи вооружен деревянным мечом. Этот факт тоже может смутить и озадачить зрителя. Конец первой картины был открытым, то есть она была сделала с идеей последующего выпуска второй серии, но одновременно имелось в виду и то, чтобы фильм рассматривался как отдельно взятое произведение. В конце картины Затоiчи дает указание о том, чтобы его деревянный меч был зарыт в землю и похоронен вместе с самураем, которого он был вынужден убить в поединке. Однако в следующей картине мы опять видим этот деревянный меч в руках Затоiчи, когда через год после тех событий герой возвращается для того, чтобы поклониться могиле того самурая. В следующей картине, первой цветной работой этой серии, меч Затоiчи ломает самурай, с которым он сражается. Затоiчи вынимает из рукоятки меча спрятанный там нож и убивает противника.

После этого он с раздражением выбрасывает рукоятку и уходит без оружия. Однако в четвертой картине он уже в третий раз появляется все с тем же, как нам кажется, мечом.

Даже в том эпизоде, в котором Затоiчи продает меч за игровые долги самураю, который хочет его убить (каково, а?), чуть позже этот же самурай ему просто возвращает оружие. В другом эпизоде картины меч Затоiчи должен вот-вот сломаться, потому что он треснул, но герой неожиданно встречает умелого оружейника, который оказывается учеником мастера, "изготовившего этот меч". В фильме нет никакой связанности и последовательности, не делается никакой попытки даже на намек объяснения исчезновения и появления меча. У нас складывается ощущение того, что Затоiчи чудесным образом получает назад все тот же меч, что бы с ним ни происходило. Возможно, это символ, вплетенный в канву повествования картин.

Один из первых из множества деревянных мечей: С исторической и технической точек зрения, деревянный меч требует некоторого разъяснения. На протяжении десятилетий у Катсу появляется масса реквизитных деревянных мечей, которые друг на друга не похожи. Некоторые мечи приходилось неоднократно менять в течении съемок одной и той же картины, потому что они ломались. Бутафорские мечи были то легкими и полыми внутри, то тяжелыми палками из цельного куска дерева. На некоторых мечах были фальшивые снимающиеся клинки, на некоторых стояли настоящие, но тупые клинки, а некоторые были оснащены настоящими острыми (для съемок близкого плана). Все это помогало создать иллюзию нечеловечески быстрого вынимания меча из ножен. В некоторых кадрах близкого плана разница между бутафорскими мечами настолько очевидна, что становится больно. Тем не менее говорят, что на создание лазерного меча Джоржа Лукаса вдохновила именно молниеносная техника вынимания оружия Затоiчи.

С исторической точки зрения, деревянные мечи были и по сей день остаются в Японии вещью довольно распространенной. В эпоху Эдо (с 15 по 19 вв) император запретил ношение оружия всем жителям страны не самураям. Деревянный меч, который назывался "сикоми" (палка), "сикоми-катана" или "сикоми-тсуэ" (два последних названия переводятся, как "деревянный меч") чаще всего носили странствующие массажисты и игроки в азартные игры. Внешняя форма этих мечей была одинаковой (антиквары называют их мечами "из цельного дерева"), ее функция заключалась в том, чтобы выглядеть, как настоящий меч. По этой причине мечи должны были быть более или менее прямыми, простыми и единообразными по дизайну. Во время эпохи Эдо были изготовлены потрясающие образцы деревянных мечей. Один из лучших мечей, находящийся в настоящее время в частной коллекции, похож на сучковатую ветку, но внутри ножен находится великолепный клинок-катана. Подобный деревянный меч, в отличие от оружия Затоiчи, по всей вероятности стоил бы в то время, в переводе на современные деньги, около 5.000 долларов. Сейчас мечу нет цены, это лучший клинок, сделанный под деревянный меч, который был изготовлен в начале 19 века.

Самым распространенным мечом эпохи Эдо был "сикоми-сирасая" — деревянный меч-имитация бамбуковой палки. Говорят, что в целом качество ранних картин весьма плохое. Эта мнение самое абсурдное и неправильное из всех возможных. Каждая кинокартина этой серии великолепно снята и является настоящим новаторским шедевром. Несмотря на то, что японцы были ограничены в финансовых средствах, это нисколько не повлияло на качество, доказательством чему являются сами картины. Картины о Затоiчи и по сей день одни из лучших фильмов, снятых во всем мире, и они оказали сильное влияние на работы Куросавы, выпущенные после 1960-х годов. Эти картины не самым лучшим образом "старели", поэтому часто считают, что у них было изначально плохое качество звука и картинки. Прискорбно, что даже настоящие любители фильмов на Западе считают, что изначальное качество картин было низким. Картины о Затоiчи были сняты с использованием всего самого лучшего, что было в распоряжении японской кино индустрии того времени. И если говорить о великом кино, то эти картины не состарились ни на минуту.

Катсу всегда выказывает уважение, когда это необходимо: это один из лучших примеров в истории кинематографии. "Для того, чтобы Затоiчи сделал что-то хорошее, его надо подкупить или заставить это сделать." — Это еще один пример глупейшей догадки и домысла, которые распространены на Западе. Судя по всему, первые два поколения европейцев и американцев, которые увидели кинокартины о Затоiчи, сделали это на Гавайских островах, где их показывали без титров. После этого самые ужасные догадки по поводу различных нюансов каждой из картин, словно удары мечом, ранили направо и налево невинных зрителей. На самом деле именно Затоiчи является тем героем, который вершит справедливость. Именно поэтому картины о Затоiчи имели такое огромное влияние на американский вестерн. Как сказал один критик: "У Затоiчи душа монаха, но мастерство самурая". Он даст полезный совет другу в беде.

"Затоiчи — буддистский монах". Тут ошибиться очень легко: в ранних картинах у героя была странная привычка брить голову наголо, и, кроме того, его часто видят на территории монастырей и в обществе монахов. Часто он носит с собой традиционные буддистские четки "дзюдзу", хотя наравне с буддизмом он прекрасно знает и синтоистские ритуалы. Совершенно очевидно, что Затоiчи — благочестивый мирянин, последователь дзена, и этот факт можно ошибочно трактовать так, будто он монах. Это происходит потому, что в картинах прослеживается влияние создателя поэзии хайку Матсуо Басе. Сам Басе принял буддистские обеты и одевался, как монах, но совершенно ясно заявлял, что не является ни священником, ни монахом. Для многих дзенских монахов Японии герой Затоiчи представляет собой высший символ просветленного человека, хотя совершенно очевидно, что сам Затоiчи никакой не буддистский монах. Этот объясняет то, что ему нравятся проститутки, и видимо поэтому Затоiчи не оказал влияния на западных героев.

Много любопытных, однако разнесенных во времени персонажей, получали "подпитку" у Затоiчи. Вероятно, один из первых таких героев — изобретательный детектив из Лос-Анджелеса.

Образ лейтенанта Коломбо был создан Питером Фальком в 1967 году, но изначально эта роль была написана для престарелого Бинга Кросби. Согнутый, маленький, шаркающий ногами, скромный и не выпячивающийся, бормочущий про себя и чешущий голову, в какой-то мере "слепой" и не видящий этот мир Коломбо в исполнении Фалька всегда находит преступника. Точно так же, как Затоiчи, он загоняет его в угол и (обычно) мягко добивается от них признания в содеянном. Коломбо точно так же человек с туманным прошлым и обладает сверхчеловеческими качествами, в которые, правда, не входило умение драться. Коломбо даже отказывается носить пистолет. Считается, что образ лейтенанта Коломбо был создан под влиянием жившего в 19 веке французского детектива Франсуа Эжена Видока, который создал "Сюрте" (сыскную полицию). Среди знатоков нет сомнений в том, что Фальк очень многое заимствовал из актерского мастерства Катсу.

Рожденный в Китае и выросший в Сиэтле актер Ки Лук сделал бессмертной свою версию слепца в телесериале "Кун-фу": это великий учитель По с серебристо-белыми глазами из Шаолиньского монастыря. В 1989 году был выпущен основанный на сериале "Кун-фу" фильм, в котором Лук опять сыграл роль, на этот раз призрака учителя По. Очень вероятно, что картина о Затоiчи 2003 года кое-что позаимствовала от этого уникального исполнения Лука.

В конце 70-х некоторые исполнители из "Летающего цирка Монти Пайтона" сбацали милую пародию на "Остров сокровищ" под названием "Пират Желтая борода". Роль мистера Харви "Слепого" Пью сыграл Джон Клиз. Роль была сыграна остро, смешно, и стала единственной пародией на Затоiчи на Западе. Самым смешным в "Слепом" Пью были его малюсенькие белые ножны, из которых он вынимает угрожающий меч, чтобы потушить свечу. После этого он "гасит" целый трактир крутейших парней.

Один раз Затоiчи переделали и на Западе. Это американский фильм "Слепая ярость" 1990 года с Рутгером Хауэром в главной роли. Совершенно очевидная связь со всем сериалом о Затоiчи и внешняя схожесть Хауэра с героем делают эту картину обязательной для любителей. Американский Затоiчи Рутгер Хауэр пытается копировать Катсу в картине "Слепая ярость". И довольно удачно.

В 1992 году вышла очередная картина с героем, сделанным по подобию Затоiчи. Это фильм "Запах женщины" с Ал Пачино в главной роли. Точно так же, как и Хауэр, Пачино исполняет роль ветерана войны во Вьетнаме, но в отличии от персонажа бродячего бомжа, созданного Хауэром, Пачино играет полковника морских пехотинцев в отставке, который превратился в головокружительно успешного адвоката. Единственной в реквизите прямой подсказкой на образ Затоiчи является военный кортик, который Пачино выкладывает на кровать, размышляя о самоубийстве. Тем не менее, Пачино много заимствует из манеры исполнения и актерского мастерства Катсу, особенно движения и сиплый голос актера. Звучит знакомо — ведь Питер Фальк взял на вооружение многие из этих черт для своего Коломбо.

Без сомнения, Синтаро Катсу дал людям с той или иной степенью инвалидности и ущербности гордость и достоинство, которые они никогда не видели в кино. Ирония заключается только в том, что прочувствованную, крайне точную и ловкую игру Катсу, исполняющего роль "Слепого Ичи", сами слепые, к сожалению, никогда не увидят. А для всех остальных Затоiчи в исполнении Катсу дает урок. Давайте выучим его хорошо.

Новая картина "Затоiчи" 2003 года

Весной 2003 японский режиссер Такеши Китано, известный также как "Бит" Такеши и исполнением ролей резких и сильных полицейских, а так же преступников, выпустил новую версию оригинальной картины о Затоiчи. Точно так же, как и последний фильм 1989 с Катсу в главной роли, эта картина называется просто "Затоiчи" и вызывает большой интерес. Несмотря на то, что о ней пишут самые лестные рецензии, что она получила приз на кинофестивале в Венеции и в целом вызывает много шума во всем мире, ее еще не показывают в западном полушарии. Компания Miramax купила права на показ картины, которую в Англии увидят в марте 2004, а премьера в США состоится 4 июня. (Это не совпадение: именно в этот день будет отмечаться годовщина первой проповеди Будды, а месяц март традиционно считается месяцем матери Будды). Во время написания этой статьи "Затоiчи" разъезжает по Европе и собирает награды.

Кроме опасений, что картина выйдет позже "Последнего самурая" (и гораздо позднее абсолютно комичного "Убить Билла") поклонников волновало то, что Miramax просто задержит выход фильма на экран. На это накладывались опасения того, что Miramax с наслаждением искромсает картину на монтажном столе. Ни один из этих ужасных сценариев не осуществится благодаря требованиям самого Китано. В одном из ранних интервью он категорически заявил, что не потерпит никакого перемонтажа. Он даже может запретить дубляж и настоять на использовании субтитров. В любом случае Китано и его "Затоiчи" в прах разнесут другие новомодные картины с самурайской тематикой.

Любопытно, что сам создатель картины Китано не является поклонником картин о Затоiчи. Как и для большинства японцев, Катсу его идол, но то, что он заимствовал у актера, не имеет и следа благоговения перед своим героем. Синтаро Катсу умер 21 июня 1997 года от рака горла. Вскоре после этого Китано получил от одной очень влиятельной дамы, в прошлом танцовщицы, которая была близким другом Катсу и сейчас владеет правами на все, что связано с Затоiчи, сделать фильм на эту тему.

Эта дама сказочно богата, владеет десятком стриптиз-баров и раньше очень благоволила к Катсу и снабжала его под проценты деньгами. Она захотела, чтобы Китано не только снял римейк, но и исполнил в нем главную роль. Несмотря на то, что вначале Китано сделал тщетную попытку отклонить предложение, он все-таки согласился. Такой Великой Женщине отказать было невозможно: точно так же, как игнорировать ее предложение финансировать картину на 15%. Приготовления начались после посещения могилы Катсу. Китано согласился исполнить роль Затоiчи и, говоря его словами, "незамедлительно покрасил волосы в белый цвет". Серьезно обдумав творчество Катсу, Китано решил, что он сделает "нового" Затоiчи с "совершенно другим характером".

Подготовка к съемкам началась уже через 2 года после смерти Катсу. Китано уже снял несколько культовых картин, но он никогда не делал "дзидай-геки" (исторической костюмированной драмы), не говоря уже о самурайской "chambara". Самое близкое приближение Китано к Катсу было только тогда, когда Такеши пародировал актера в одном из своих смешных шоу на ТВ. В Европе и Англии самым уважаемым фильмом этого режиссера была "Сонатина". Тем не менее, он вместе с Асано (который играет в картине одну из главных ролей) с таким рвением взялся за работу над проектом, что старая дама осталась горда собой и Катсу. Китано тщательно работал над своим киношедевром, сюжет которого и большая часть сценария были написаны ни кем иным, как покойным Каном Симодзавой (и в которые входит ранее не выпускавшийся материал).

Самое первое недопонимание западных любителей Затоiчи следующее: они считают, что Китано совершенно не понимает ни Катсу, ни Затоiчи. Это абсолютно неверно, потому что Катсу является для Китано идолом, и сам режиссер с глубоким уважением отнесся к желанию мадам, чтобы римейк снял именно он. Он воспринял это так, будто просьба о съемке картины была высказана самим Катсу. Китано совершенно недвусмысленно заявил, что из уважения к актеру он не будет копировать технику игры Катсу, хотя при этом практически полностью использовал созданный Катсу образ героя. Некоторые самые ортодоксальные любители Затоiчи подчеркивают тот факт, что у Китано нет такого таланта, как у Катсу. Мы процитируем Китано: "В этой картине я хотел сделать что-то новое и построить все так, чтобы все забыли про Катсу". Цель Китано была в том, чтобы попытаться создать Затоiчи с совершенно новым характером. Тем не менее мы отметим, что практически все новое в созданном Китано образе "Затоiчи" впервые появилось все-таки у Катсу, которому часто не удавалось развить свои идеи до того уровня воплощения, к которому он стремился.

Надо сказать, что успех картины во многом объясняется вкладом Симодзавы, который не стал продюсером данной истории по всей вероятности потому, что в сюжет был введен трансвестит-гейша. В любом случае Китано делает все, что в его силах, чтобы воссоздать и переделать образ Затоiчи как личности, он сознательно избегает свойственных Катсу шарма, колебаний, сомнений и других положительных качеств. Короче говоря, Китано стремится к тому, чтобы его образ Затоiчи был наиболее близок к наемнику.

Следующая проблема — "светлые" волосы. Как мы видим на фотографиях, в глаза бросается слишком навязчивое количество белых "блондинистых" волос, которых в самой картине мы не наблюдаем. Лично я склонен подозревать, что для съемок волосы Китано были еще больше осветлены. Китано заявил, что он "отбелил" волосы для того, чтобы придать старому образу Затоiчи новый и свежий визуальный аспект. Он сказал, что светлые волосы — первый шаг в процессе перекройки характера героя. Однако, судя по фотографиям из пресс-релизов и критических обзоров картины, волосы Китано были отбелены до цвета "белой платины". По игре Китано и его гриму мы понимаем, что герой изображен на закате лет. Китано дает поклонникам Затоiчи то, что они не видели раньше — портрет героя в старости. Что бы ни говорил сам Китано, совершенно очевидно, что он хочет, чтобы его героя видели, как убеленного сединами странника-старца на закате жизни. Затоiчи в изображении Китано старше, злее и еще более мертвый внутри. Китано не хочет, чтобы зрители об этом забыли. Таким образом, он еще раз с уважением кланяется Катсу. Китано снимает сцену, в которой он сам играет, при естественном свете — совершенно очевидно, что мы видим седины старика.

Это напоминает мне громкий смех, вызванный Рикардо Монталбаном в картине из сериала "Путешествие к звездам" под названием "Ярость хана". Все говорили, что на нем был длинный парик БЛОНДИНА! Вот смех! Но в кинотеатре мы увидели, что его парик был серым, чтобы показать, что герой немного состарился. Я подозреваю, что подобное можно отнести и к Затоiчи 2003, и даже самому Китано нравится вызванное им замешательство. Но фотография не врет: Я также должен отметить следующее, а именно: глаза Затоiчи. Один критик писал, что Китано, который не открывает глаз в течение всей картины, в самом конце открывает их, и мы видим "страшный, жуткий серебряный оттенок". Все это заставляет критика сделать вывод о том, что, несмотря на страшный серебряный цвет глаз, Затоiчи каким-то странным образом является зрячим. Невозможно сделать вывода более идиотского. Катсу придумал замечательную идею со странными глазами в своей первой картине. В конце ее, непосредственно перед посещением храма, в котором будет могила самурая, Затоiчи открывает глаза и "смотрит" на босса-злодея и одновременно ему кричит. И представьте себе: глаза Затоiчи молочного цвета, оттенка неяркого серебра. Для съемок этой сцены, чтобы показать "мертвые" глаза героя, Китано, глаза у которого карие, потребовались специальные линзы. Идея Катсу была настолько сильной, что ее позаимствовал великий Кей Лук для роли слепого монаха По из монастыря Шаолинь. В старых картинах Затоiчи утверждается, что слепые могут видеть, правда, по-другому, чем обычные зрячие.

Картина является прекрасной иллюстрацией мастерства работы с деревянным мечом и техники "и-ай-до". В картине Китано не рэп музыки, несмотря на то, что неоднократно писали о том, что в картине она есть. Музыка минималистическая, состоящая в основном из ударных, странная, но приятная. Это не типично западная музыка. В музыкальном смысле на Китано сильное влияние оказало то, как Джин Келли использовал фоновые шумы в первом выходе Долли в картине "Привет, Долли", поэтому Такеши построил всю партитуру фильма на этом эффекте. Но этим влияние Келли не ограничивается: его влияние на Китано прослеживается в ритмах чечетки.

По поводу танца в стиле группы "Стомп", который мы видим в конце картины, было много шума. Это 10-минутная сцена прыжков и чечетки, в которой участвуют все герои в японских костюмах и гета. Среди актеров много исполнителей из известной группы "Stripe", которые и выступили хореографами данной сцены (а так же создали многие звуковые эффекты, связанные с работой крестьян). Однако Китано говорил, что на него повлиял не только Келли, но и покойный Грегори Хайнс. Режиссер утверждает, что финальный танец — не прикольный ход, а завершающий штрих картины, своего рода немая сцена. Это праздник всей деревни по поводу того, что все злодеи погибли от руки Затоiчи.

"Именно поэтому — бурчит Китано, — сам Затоiчи в танце не участвует. Он ведь не житель деревни, а так, просто мимо проходил:" Вся финальная сцена крайне японская. Однако неожиданная подача "мы, мол, уже не играем" в конце картины на самом деле более характерна для стандартного окончания китайских фильмов. Можно только сделать вывод, что подобный ход, когда актеры неформально разрушают "невидимую стену", является обычным для азиатского кинематографа. Однако Китано хотел, чтобы "танец Келли" был в конце фильма, а не в начале. И его доводы очевидны.

И последнее. Хотя я не видел никакой сноски или объясняющего материала по этому поводу, Китано дал своему герою ярко красный деревянный меч, украшенный тремя зелеными полосками. Меч выглядит потрясающе, даже на фото в пресс-релизах. Здесь, однако, нет никакого несоответствия. Деревянные мечи эпохи Эдо иногда раскаршивались яркой краской для того, чтобы их "замаскировать". Этим Китано просто придает Затоiчи ощущение нового стиля. То же самое можно и сказать про новый костюм героя, который прекрасно дополняет и соответствует сочным краскам каждого кадра картины. Костюм Катсу в коричневых тонах сливался с неброским цветом песка и эффектно выделялся на фоне яркой зелени. Вот вам еще один поклон Китано в сторону Катсу. Цвет хаки и коричневый цвет — цвета настоящего мастера. Сложно, конечно, рассмотреть при свете костра, но обратите внимание на эту палку! Очень вероятно, что нас ждет очередная картина сериала. Китано еще не высказывался на эту тему, но он не сможет устоять перед заманчивым обещанием нового 100%-го хита. Он также не может игнорировать тот факт, что Затоiчи по своей природе создан для продолжения. Вероятно, об этой возможности мы услышим через год или два от самого Китано. Картина получила благословение режиссера на прокат во всем мире и станет мощным хитом в любом случае. Для покойных Синтаро Катсу, Кана Симодзавы и вечно молодой и подвижной мадам, даже один Оскар будет кинематографической наградой тысячелетия.

« Назад к Китано



« На главную