Китано

Восточный удар: Интервью Станислава Зельвенского с Такеши Китано для журнала "Афиша" (апрель 2004)

Такеши Китано впервые снял историческую стилизацию: "Затоiчи" — одиссея слепого массажиста, мастера боя на мечах, классического японского киногероя. На традиционное самурайское кино, впрочем, фильм Китано походит мало: в нем танцуют степ, кровь хлещет, как в "Убить Билла", а сам Затоiчи стал блондином — и, возможно, не таким слепым, как кажется.

— Любой японец, наверное, знает, кто такой Затоiчи?

— Не совсем. Последний фильм о Затоiчи — там еще играл Cинтаро Кацу — был снят 17 лет назад (на самом деле 14. — Прим. ред.). Поэтому сейчас в Японии большинство, конечно, знает, что вот когда-то была такая серия фильмов, "Затоiчи", и был такой Кацу, который его все время играл, но вряд ли много людей смотрели хотя бы один из этих фильмов. И я в том числе, до недавнего времени.

— То есть это не ваше детское увлечение?

— Мне вообще было, честно говоря, совершенно наплевать на всю эту историю до тех пор, пока мне не предложил заняться этим проектом один человек, который мне вроде учителя. И копродюсер фильма — он работал еще с Cинтаро Кацу — дал мне 25 видеокассет со старыми сериями. Я тогда посмотрел первую кассету — ну, и там все было довольно стандартно: слепой массажист приезжает в город и так далее. Я посмотрел вторую кассету — и на ней была практически та жа сама история, и вообще все то же самое. Короче говоря, я не стал тратить время на просмотр остальных 23 эпизодов.

— И ваш фильм в итоге здорово отличается от оригинала.

— Да, поскольку раньше у всех серий был практически идентичный сюжет, главная идея в фильмах с Кацу была — создать фон для демонстрации всех его выдающихся знаний и умений. Это было что-то вроде витрины. Что касается моего "Затоiчи", я хотел изменить не только внешний вид, но и отчасти ментальность этого персонажа. Я поменял все, вплоть до цвета его одежды — герои "Затоiчи" всегда ходили в таких мрачных, темных одеяниях, и я подумал, что для сегодняшнего зрителя это будет неправильно. Еще я поменял цвет ножен — старый Затоiчи носил такие деревянные грязные ножны. С визуальной точки зрения, в цветном фильме они смотрелись бы не особенно привлекательно. И тогда я сделал ножны красными. Ну вот, и после того, как я поменял цвет одежды и ножен, я понял: темные волосы в таком обрамлении будут смотреться как-то не круто. И я стал блондином.

— Вам, похоже, понравилось?

— Да нет, это продюсер теперь заставляет меня так ходить и не перекрашиваться, чтобы пиарить фильм... Но видите, волосы уже потемнее стали — я снимался сейчас в двух японских телепроектах, и было бы странно, если б я там выглядел совсем как Затоiчи.

— Трудно было контролировать съемочный процесс вслепую?

— Не особенно. Все, что я делал — закрывал глаза после команды "Мотор!" и открывал их после команды "Снято!". Не то чтобы я все время так ходил... Проблема была в другом. Дело в том, что я с большим трудом запоминаю строчки, которые мне надо произносить перед камерой, и обычно прошу ассистента режиссера держать во время любых съемок такие огромные плакаты, на которых большими буквами написаны все мои реплики. В этот раз такой трюк был проблематичен... Но я подсматривал.

— Вам не кажется, что вы превратили Затоiчи в такого скорее голливудского персонажа, супергероя?

— Вообще, если посмотреть на вещи реалистично, побить Затоiчи довольно просто. Можно, например, бросить в него камень. Или взять какую-нибудь длинную палку, чтобы он не дотянулся мечом... Так что да, вы, наверное, правы — слепой массажист обладает некоторой сверхъестественной неуязвимостью, в этом смысле там действительно есть немного голливудский привкус.

— Вдобавок вы сильно разбавили сюжет совсем нетипичными для подобного кино гэгами.

— Видите ли, в случае "Затоiчи" у меня было не так уж много с чем поиграться в смысле истории, поэтому я и добавил туда песен, танцев, шуток, — вообще, больше работал над второстепенными линиями и боевыми сценами, чем над основным сюжетом. Люди обычно слегка скучают на фильмах про старину, и мне все время приходилось держать ритм. В том числе саундтрек, конечно, был особенно важен.

— Но Джо Хисаиши, вашего постоянного партнера, вы не позвали.

— Хисаиши с каждым годом становится все популярнее, сейчас он — один из главных в Японии композиторов. Так что он стал слишком дорог для меня. Мы решили нанять Киичи Сузуки — он подешевле. А Джо должен пересмотреть свои расценки... Шучу. Не надо его критиковать.

— Когда вы снимали "Затоiчи", вы как-то держали в голове "Семь самураев", "Телохранителя" и прочее?

— Вы знаете, у меня дизайнером по костюмам была дочка Куросавы, Кацуко. И когда мы снимали поединок под дождем, я хотел отдать дань "Семи самураям", очень старался сделать что-то подобное. И вот, сижу я за монитором, смотрю на то, что получилось, а за спиной у меня стоит Кацуко. И я ей говорю: "Смотри, Кацуко, это дань уважения твоему отцу. Похоже ведь получилось?" А она: "Да, правда? Вообще-то, совсем не похоже..."

— А идиот, который бегает вокруг дома — это не карикатура на Тосиро Мифуне?

— Нет-нет, это не Мифуне (смеется).

— Вы впервые использовали компьютерную графику в таком объеме...

— Да, в самых кровавых эпизодах. Я старался по возможности обойтись обычными средствами и физически исполнять все эти штуки в сценах боев, но некоторые приемы с мечом были для меня трудноваты. Например, разворачиваться и точно бить мечом с закрытыми глазами как-то не получалось. Но я и сам старался, и актеров заставлял делать все самим по максимуму. Спецэффекты в основном применялись, чтобы улучшить в кадре именно вид крови — чтобы она так преувеличенно эффектно выглядела, била фонтанами. Почти как в комиксе или видеоигре. Именно в этом фильме мне не хотелось, чтобы публика переживала из-за насилия — хотелось, чтобы кровопролитие было с некоторым виртуальным привкусом.

— Судя по всей вашей фильмографии, вы немало зачарованы смертью. Это такой самурайский взгляд на вещи?

— Если говорить не только о кино, но и о жизни в целом... Человек не может выбирать, когда и где ему жить, но в любой момент может выбрать, когда и где умереть. Жизнь — не результат свободного выбора, смерть — напротив. Довольно легко не думать об этом, поверить в бессмертие и жить себе припеваючи. Но смерть — не то, от чего можно просто отмахнуться. Для меня вообще неестественно говорить о жизни и смерти по отдельности. Чем больше ты осведомлен о смерти, тем больше понимаешь, как прожить жизнь. Я лично готов к смерти в любой момент. Не могу, между тем, сказать, что она меня как-то притягивает, что у меня какой-то пунктик на эту тему... Наоборот, я нахожу жизнь довольно привлекательной.

— Вы намерены продолжать с историческим кино?

— Да нет, я сейчас ношусь с идеей фильма "Терминатор против Затоiчи: Последняя битва"... Если серьезно, то у меня есть мечта снять большой исторический фильм, про японского воина XVI века — но уже такой настоящий, на полную катушку. Это должен быть очень дорогой проект. Я мечтаю об этом много лет.

— Может быть, стоит попробовать копродукцию с Голливудом? Или вы не хотите становиться еще одним Джоном Ву?

— Во-первых, я не говорю по-английски. И во-вторых, большинство режиссеров, которые работают с большими студиями, не имеют права окончательного монтажа. Мне такой расклад неинтересен. Конечно, если бы мне разрешили самому выбирать натуру, работать с моими людьми, самому все контролировать, самому монтировать и так далее — я был бы не против копродукции. Но идея делать типичное голливудское студийное кино меня абсолютно не вдохновляет.

— В России вы звезда. Про Японию и говорить нечего. А в Штатах вас, наверное, и в лицо не знают?

— Ну, объективно говоря, в Японии я действительно довольно известен, поскольку уже 20 лет веду телешоу. И проблема в том, что там я не могу жить нормальной жизнью — пройтись по улице, скажем. Но теперь все как-то глобально усугубляется. В Венеции в этом году, например, я захотел слегка прогуляться — и как только вышел из отеля, меня тут же окружила огромная толпа желающих получить автограф. По правде говоря, я просто хотел посмотреть на постер "Затоiчи", который стоял прямо за углом отеля "Эксельсиор"... Мне понадобилось полчаса, чтобы до него дойти. И я подумал: "Боже мой, это было в Японии, теперь это происходит в Италии. Теперь и здесь я не могу просто пройти по улице, чтобы мне не надоедали поклонники..." То есть я, конечно, им благодарен и все такое... Но если честно, я по горло сыт всем этим звездным дерьмом, и я вовсе не хочу этого в других частях света.

Afish.Ru

« Назад к Китано



« На главную